мы делаем Петербург понятным

Конструктивизм. Революция в стекле и железобетоне

В проектах советских архитекторов 1920-х годов искали вдохновения едва ли не все крупные зодчие XX века, а стиль под названием «конструктивизм» стал синонимом всего передового в архитектуре. Диалектика геометрических форм, суровая монументальность железобетона – всё это, бесспорно, важно. Но не это главное. Зодчие той далёкой эпохи не просто строили очень красивые здания – они «конструировали» социальную среду для нового мира, который уже не ориентировался на рыночную конъюнктуру и утончённые вкусы богачей.
Фабрики-кухни, пантеоны революции, дворцы трудящихся – все эти постройки утверждали идею нового человека. Что такое революционное преобразование городской среды? И как через среду можно преобразить человека? Мы будет искать ответ на этот вопрос, исследуя конструктивистские постройки Ленинграда.

Город-сад

По небу 
                            тучи бегают, 
      дождями 
                               сумрак сжат, 
        под старою 
                        телегою 
                             рабочие лежат. 

И слышит 
                        шёпот гордый 
     вода 
                и под 
                           и над: 
         «Через четыре 
                                    года 
     здесь 
                 будет 
                                город-сад!»
В. Маяковский
Город-сад – центральная тема творческих поисков архитекторов-конструктивистов. Вывести человека из каменных джунглей, подчеркнуть связь города с природным ландшафтом и создать условия для общественной жизни – вот задачи, которые стояли перед планировщиками города будущего.

Единственная постройка Якова Чернихова

Еще при жизни Яков Георгиевич Черихов снискал славу советского Пиранези: как и великий итальянец, Чернихов создал целый мир фантастических зданий. Его графические циклы назывались «Дворцы коммунизма», «Пантеоны войны», «Архитектура будущего». В них он пытался формализировать процесс создания архитектурных форм, выявляя элементарные формы, из которых складывалось любое здание. Архитектор восторгается эстетических потенциалом машин и механизмов, в которых он видел «функциональную целесообразность», залог красоты и удобства.
Единственная сохранившаяся постройка Чернихова в Ленинграде – канатный цех и водонапорная башня при заводе «Красный гвоздильщик». Завод занимался прокатом железа, производством проволоки и гвоздей: показательно, что водонапорная башня, спроектированная Черниховом, имеет форму гвоздя.

«Умение фантазировать и претворять образы фантазии в видимое начертание есть первая основа новой архитектуры.»
Я. Чернихов

Новые типы построек

  • Фабрика-кухня – предприятие общественного питания, которые соединяют в себе помещения для производства готовой пищи и столовые.
  • Дом-коммуна – жилой многоквартирный дом с обобществлённым бытовым обслуживанием (где имелись общие кухни, залы для занятий и санитарный комплекс с душевыми кабинками).
  • Дворец/дом культуры – крупный общественно-культурный центр для проведения массовой работы по повышению культурного уровня и политической сознательности населения (где под одной крышей находились театральные залы, библиотеки, спортивные кружки, лекционные залы).

Отзывы об экскурсии

Газета «Василеостровские новости», № 3 (094), 23 августа 2012 года

В 1920-е на Васильевском острове советские архитекторы мечтали возвести город социалистической мечты. Эта авангардная ар­хи­тек­тура отражает особенности эпохи, мировоззрения и политики тех лет…

Библиотека

Монументальная фантастика

«Мы привыкли думать, что архитектура послевоенного времени – это бесконечные ряды унылых «хрущевок» и «брежневок». В действительности, это один из самых интересных и малоизученных периодов архитектурной истории нашей страны.
В Петербурге можно обнаружить немало объектов, которые свидетельствует о том, что ещё недавно мы были первыми не только в балете и космосе, но и в архитектуре.»

Лекция Владимира Иванова «Конструктивизм: революция в стекле и железобетоне», 26.01.2014

Фотогалерея